Белая мечеть Казани: соседство с сектой ваисовцев и расстрелянный казый

Одной из старинных мечетей Казани, сохранившихся до наших дней, является Белая (она же 11-я соборная), которая расположена в Ново-Татарской слободе. Правда, этот «дом Аллаха» находится в полуразрушенном состоянии и нуждается в реставрации. О попечителях и имамах мечети повествуют историки Радик Салихов и Рамиль Хайрутдинов в книге «Исторические мечети Казани», отрывки из которой приводит интернет-газета «Реальное время»

Большая мечеть маленького прихода (11-я соборная, Большая Каменная, ул. Кызыл Татарстан, 20)

Рассказывая об истории возникновения Первой соборной мечети города Казани, мы уже останавливались на особенностях формирования и основных этапах развития Ново-Татарской слободы. В конце XVIII — начале XX веков ее территориальные границы проходили по красным линиям современных улиц: Камиля Якуба, Татарстан, Меховщиков, Кызыл Татарстан. Необходимо особо подчеркнуть, что этот городской район с момента своего образования имел достаточно высокие темпы демографического и экономического роста.

Отдаленность новой слободы от административного центра, относительная дешевизна и доступность земли привлекали сюда многочисленных переселенцев из татарских деревень. Можно сказать, что основное население здесь составляли вчерашние крестьяне, приехавшие в Казань в поисках работы и лучшей жизни. В свою очередь наличие свободной рабочей силы привлекало сюда многих крупных предпринимателей, строивших и основывавших среди слободских кварталов многочисленные промышленные и кустарные предприятия. Уже в конце XVIII — начале XIX веков в Ново-Татарской слободе держали мыловаренные, козловые, кожевенные заводы, кумачные фабрики такие известные торговые династии, как Апанаевы, Аитовы, Замановы и многие другие. Кроме них в слободе промышляли десятки, а то и сотни мелких торговцев и мастеровых, открывавших в собственных жилых усадьбах, хлебо-бакалейные лавки, столовые, постоялые дворы, мастерские по изготовлению ичигов и каляпушей и др. Все это, безусловно, способствовало складыванию больших и материально обеспеченных мусульманских общин, содержавших большие культовые здания, знаменитых богословов и проповедников, крупные медресе.

Ш. Марджани утверждает, что в мечети переселенцев, имевшей название Первой мечети или мечети Ишкая муллы, хранилась книга «Гимадель Ислам», пожертвованная храму еще в 1741 году. Фото Олега Тихонова

Заселение Ново-Татарской слободы, начавшееся в середине XVIII века, происходило первоначально в кварталах, ограниченных сегодня улицами М. Гафури, Кызыл Татарстан, Меховщиков и Эш урам. Именно на этой территории возникла первая слободская махалля и построена деревянная мечеть. По всей видимости, жители принадлежали ранее к одной упраздненной миссионерами мусульманской общине Старо-Татарской слободы. Ш. Марджани утверждает, что в мечети переселенцев, имевшей название Первой мечети или мечети Ишкая муллы, хранилась книга «Гимадель Ислам», пожертвованная храму еще в 1741 году. Вероятно, эта рукопись была подарена какой-то махалле Старо-Татарской слободы, и мусульмане, переселившись на новое место, взяли ее с собой.

Деревянная мечеть в новой слободе простояла более пятидесяти лет, пока в 1801 году купец Габдрахим бин Валид бин Мусалим бин Мамяш аль-Урнашбаши (?-1850), известный под прозвищем Ракый бай, не построил для нее новое двухэтажное кирпичное здание (ул. Кызыл Татарстан, д. 20), получившее благодаря своим размерам название Большой каменной мечети.

Мусульмане, воздвигнувшие в Ново-Татарской слободе первый каменный храм, приглашали к себе имамами только высокообразованных и авторитетных священнослужителей. Среди духовных деятелей, служивших здесь, Ш. Марджани особо выделял отца и сына Мамяшей. Последний из них — Махмут бин Мухаметэмин Мамяш (ум. 1812) — основал в приходе медресе и кроме педагогической деятельности успешно занимался научными изысканиями. Затем, сменив очередного муллу прихода Хамита Муртазина, главой махалли стал Абубакир Юсупов (ум. 1830, по другим сведениям в 1839) — уроженец деревни Зиябаш, воспитанник прославленного бухарского преподавателя и богослова Ниязколыя Туркмени, также имевший множество шакирдов.

Практически рядом с мечетью по красной линии современной улицы Меховщиков находилось домовладение известного религиозного и общественного деятеля Багаутдина Хамзина Ваисова. Фото prokazan.ru

После кончины Махмута бин Мухаметэмина помощником Абубакира муллы стал сын старого хазрета Габдельгафур бин Махмут. Сменив своего учителя А. Юсупова на должности имам-хатиба и мударриса, он в 1837 году пригласил себе в помощники зятя, уроженца д. Студеный Ключ Казанского уезда (ныне Высокогорский район Татарстана) Хуснутдина Гумеровича Сеитова, окончившего курс наук в медресе Габдуллы Чиртуши в д. Маскара Малмыжского уезда Вятской губернии. Этот священнослужитель пользовался заслуженным авторитетом у мусульман прихода. Из трех его сыновей двое занимались предпринимательством. А один — Мухамедшакир (25.07.1843 — 1904), получивший образование в Стамбуле, стал преемником своего отца в 11-м приходе. Он занимал эту должность с 1872 по 1904 годы — указ от 21 августа 1872 года №6695.

Мухамедшакир хазрет продолжил традиции предшественников, правда, без особого успеха. В руководимом им Сеитовском медресе процветал старый метод, поэтому с каждым годом число учащихся неуклонно уменьшалось. Так, например, в 1893 году у М-Ш.X. Сеитова училось всего 20 шакирдов.

В период службы имама в махалле произошли весьма драматичные события. Дело в том, что в это время практически рядом с мечетью по красной линии современной улицы Меховщиков находилось домовладение известного религиозного и общественного деятеля Багаутдина Хамзина Ваисова. Участок на Большой Симбирской улице он приобрел в 1872 году, затем построил большой двухэтажный деревянный дом. Здесь впоследствии и обосновался «штаб» его секты или так называемого «божьего полка», члены которой отрицательно относились к официальному духовенству, вели подчеркнуто благочестивый и аскетический образ жизни, а в отношениях с государством пытались использовать некоторые формы гражданского неповиновения.

В начале ХХ века мечеть на углу Большой Симбирской и Третьей Поперечной в официальных документах именовалась Мечеть №11. Фото pastvu.com

В 1884 году полиции при поддержке жителей махалли удалось ворваться в дом Ваисова, похожий на маленькую крепость, и разогнать мюридов опального ишана, а самого его отправить в психиатрическую лечебницу. Кстати, дом Багаутдина тогда разобрали по бревнышку, чтобы в слободе не осталось даже следа от непонятных и опасных бунтовщиков. Без сомнения, ключевую роль в изгнании сектантов из прихода сыграл указной мулла, не желавший мириться с существованием скандальных оппонентов и всерьез опасавшийся за стабильное и спокойное существование своей общины.

В 1904 году духовным наставником прихода был избран Кашшафутдин Киямутдинович Тарзиманов (1877—1940) — указ от 11 сентября 1904 года №3081. Он родился в деревне Ямкино Спасского уезда Казанской губернии (ныне Алексеевский район РТ) в семье указного муллы. Приехав в Казань, стал одним из ближайших сподвижников Г. Баруди и немедленно реформировал медресе при 11-й мечети. Результаты появились быстро. В 1910 году занятия Кашшафа муллы посещали уже 60 человек. В годы Советской власти, в период разгула воинствующего атеизма, К.К. Тарзиманов, будучи уже избранным на должность казыя (заседателя) Оренбургского Магометанского Духовного Собрания, многое сделал для сохранения и утверждения в общественном сознании вековых нравственных ценностей. Этой цели служил редактируемый им ежемесячный религиозно-нравственный и философский журнал «Ислам Мэжэллэсе» («Мусульманский сборник»), который издавался в Уфе в 1924—1926 годы. К.К. Тарзимани был расстрелян в 1937 году по обвинению в антисоветской деятельности.

В двадцатые годы ХХ столетия после отъезда К. Тарзиманова в Уфу имамом общины служил его брат Ахкам Тарзиманов.

В начале ХХ века мечеть на углу Большой Симбирской и Третьей Поперечной в официальных документах именовалась Мечеть №11. Ее махалля в 1916 году объединяла 450 мусульман, 464 мусульманки и 75 домовладельцев. По сути, это была самая маленькая махалля Ново-Татарской слободы. Медресе прихода, именовавшееся Сеитовским, находилось на современной улице Эш Урам.

Вид с минарета мечети Иске-Таш в сторону центра Казани, 1927—1930 гг. Фото: pastvu.com

Как мы уже отмечали, усилиям имама и мударриса Кашшафутдина Тарзимани это учебное заведение стало одним из самых передовых в Казани. Его начальный курс — мектебе — состоял из 4-х отделений (классов), где изучались татарская азбука, чтение на татарском языке, чтение Корана, вероучение и священная история, арифметика, диктовка и чистописание. В 3 классах медресе преподавалось: чтение на татарском языке, вероучение, история ислама, арифметика, чистописание, география, изложение на татарском языке, хадис, чтение и грамматика арабского языка, фикх и Фараиз. Кроме муллы шакирдов обучали учителя — муэдзин Шарифзян Ибрагимов, крестьянин д. Зеленая Хвалынского уезда Саратовской губернии Хайрулзамал Бикбаев, крестьянин Спасского уезда д. Ургагары Ахнаф Асадуллин и другие.

Среди шакирдов медресе были молодые люди из Казанской, Саратовской, Вятской и Самарской губерний. Всего в 1913 году здесь насчитывалось 70 шакирдов.

В мечети служила династия муэдзинов. Так, 21 августа 1872 года, получив указ за №6703, эту должность занял Мухамедвафа Исхакович Ибрагимов (ум. 7.05.1892), затем его сменил сын Ахметзян (16.06.1866—10.05.1909) — указ №1686 от 10 августа 1893 года. В свою очередь после смерти А. Ибрагимова муэдзином был избран Шарифзян Ахметзянович Ибрагимов (р. 12.01.1865) — указ № 2991 от 7 июля 1910 года. В 1921 г. он был переведен на аналогичную должность в приход Султановской мечети.

Мечеть 11 прихода была закрыта постановлением Президиума ТатЦИКа от 11 апреля 1929 года.

Радик Салихов, Рамиль Хайрутдинов
 Реальное время

Источник: официальный сайт Всемирного Конгресса Татар.