Габдулла Тукай и казахская интеллигенция Западного Казахстана

Одним из примеров многовековой дружбы казахского и татарского народов является взаимодействие интеллигенции Западного Казахстана и Габдуллы Тукая.

Как известно, установление тесных взаимосвязей и контактов между казахской и татарской национальными интеллигенциями приводят в конце XIX – начале XX века к массовому изданию книг казахских авторов, рождению собственной национальной печати. Революционные общероссийские события 1905 года, высвободив этническую энергию угнетенных народов России становятся временем борьбы, надежд и активных поисков путей к новой жизни и в казахских землях, создания здесь первых политических партий.

В результате, в общественно-политической жизни Казахстана появляются такие выдающиеся лидеры национально-освободительного движения, как Ахмед Байтурсынов, Мыржакуп Дулатов, Алихан Букейханов, Мустафа Шокаев, Бахытжан Каратаев, Турар Рыскулов…

Политическое пробуждение казахских народных масс лидерами нации осуществлялось под лозунгом «Оян, казақ!..», взятое из одноименного стихотворения казахского поэта, публициста и общественного деятеля Мыржакыпа Дулатова, впервые изданное в 1909 году в типографии «Каримов, Хусаинов и Ко».

Естественно, что в складывающейся ситуации не могли оставаться в стороне и татары, проживавшие здесь, в казахских землях, для которых принципы демократии и социальной справедливости имели притягательный смысл.

И в качестве примера, обратимся к судьбе самого яркого и талантливого татарского поэта Габдуллы Тукая, 12 лет жизни которого связаны с городом Уральск, в начале XX-го века – одного из центров зарождавшегося демократического движения.

Прибыв в Уральск в 1895 году в возрасте девяти лет, Габдулла Тукай был определен на учебу в медресе «Мутыйгия», где и начались его первые пробы пера, на что и обратил внимание его наставник, имам Мутыйгулла Тухватуллин.

Будучи еще шакирдом, Тукай зарабатывает на жизнь работая наборщиком в типографии «Уралец». Активизация деятельности демократических сил приводит к изданию в Уральске газеты «Фикер», журналов «Аль-Гасрельджадид» и «Уклар» на татарском языке, издателем которых был деятель татарской интеллигенции Камиль Тухватуллин.

Тукай, продолжая работать наборщиком, уже сам становится активным автором в этих изданиях, публикует стихотворения, памфлеты, фельетоны, которые вызывают отклики у широкого круга татарских и казахских читателей своей остротой и злободневностью.

В конце 1905 года в Уральске проходит съезд представителей казахской интеллигенции из пяти областей, принявший решение о создании политической партии с целями и задачами, заимствованными у российской кадетской партии.

Организаторами съезда выступили духовные лидеры Алихан Букейханов, Бахытжан Каратаев, Мухамеджан Тынышбаев, Халел Досмухамедов.

Отчет о съезде и Программа новой партии были опубликованы в газете «Фикер». И это было не случайным, потому как татарские газеты, которых насчитывалось тогда по Российской империи уже более тридцати, как и всю татарскую литературу в Казахстане читали без перевода. С газетой «Фикер» сотрудничали многие представители казахской интеллигенции, включая Халела Досмухамедова. Здесь, в уральской газете находили место корреспонденции и письма от казахских читателей из Кустаная, Петропавловска, Гурьева (Атырау), Атбасара, Челкара, Казалинска…

Молодой поэт и публицист Габдулла Тукай, живя в Уральске не мог оставаться в стороне от устремлений и вековых чаяний казахского народа.
И он не просто ездил в казахские аулы и такие крупные населенные пункты, как Джамбейты и Лбищенск, в них он общался с представителями молодой казахской интеллигенции, с народом, записывал казахские песни и легенды. Особенно большое впечатление на Тукая произвели местные айтысы акынов.

Позже, уже живя в Казани, он, выступая с лекцией в Восточном клубе, восхищался замечательным поэтическим мастерством «встречных песнопений у казахов». Именно в народном казахском сказании и фольклоре, Тукай находил духовную и культурную близость двух родственных народов – казахского и татарского. Хорошо зная казахскую историю, тем не менее, его интересовало все, что было связано как с прошлым, так и настоящим казахского народа.

Так, Габдулле Тукаю были хорошо известны факты того, что за выступление против «Степного уложения» царское правительство отправило на каторгу более 400 человек из рода байбакты – потомков Сырыма Датулы, что тысячи казахов погибли, кто в родных аулах, кто в оренбургских застенках, кто в сибирской ссылке за свободу и свою землю…

Следует отметить, что из лидеров национальной казахской интеллигенции Габдулла Тукай был лично знаком с депутатом Государственной Думы от Уральской области Бахытжаном Каратаевым, в 1906 году выступившим от имени казахского народа с трибуны Первой Государственной Думы. Каратаев был султаном-чингизидом, 35 лет проработал адвокатом и пользовался авторитетом и уважением в народе. В одном из номеров газеты «Фикер» Тукай рассказывает о торжественных проводах на вокзале трех уральских депутатов Думы, о том, какие надежды возлагались местным населением на их участие в ее работе.

Вместе с татарскими и казахскими друзьями из войскового реального училища, мужской и женской гимназии, и трех медресе – «Ракыйбия», «Мутыйгия» и «Гайния», Тукай встречается с молодежью в общежитиях и ученических клубах, в Ханской роще, где принимает участие в одной из первых первомайских маевок, ведет бурные споры о будущем. Нужно сказать, что в этих учебных заведениях обучалось тогда более 50 казахских юношей и девушек. Поддерживает он дружеские отношения со студентами Нургали Ипмагамбетовым и Губайдуллой Бирдеевым, учащимся Уральского войскового реального училища Исой Кашкинбаевым, был знаком и с ахуном Гумером Карашевым, Н.Чулаковым, Жаншой Досмухамедовым, Газизой Шариповой.

При этом обратим внимание, что среди тех, с кем в те годы общался Габдулла Тукай, были будущие лидеры партии «Алаш» и алашординского движения – Жанша и Халел Досмухамедовы, Нургали Ипмагамбетов.

В этих встречах и беседах он старался привлечь казахскую молодежь к сотрудничеству в редактируемых им газете и журналах, через деятельность в которых видел реальную возможность доводить до народа правду о жизни.

И действительно, подписка на газету с доставкой на дом была организована в целый ряд аулов, на ее страницах часто освещалась жизнь и быт казахов. Поэтому не случайно 1 января 1906 года за подписью «Сын казаха» была опубликована заметка, в которой были такие строки:

«Пусть “Фикер”, горящий, как светильник на крыше в темную ночь, светит долго и пусть живет долго».

Это было выражением признательности к деятельности газеты со стороны прогрессивных читателей-казахов. Очень близко воспринимал Габдулла Тукай несправедливое, высокомерное отношение правительства и местной губернской власти к нерусским народам. Так, некий черносотенец Червинский выступил в реакционной печати с шовинистической статейкой, в которой грубо и неуважительно отозвался о жителях степи, которому Тукай, с присущим ему негодованием дал такую отповедь:

В список диких и отсталых
Пусть никто нас не внесет,
Мы в порыве благородном
Будем двигаться вперед!

20-летний поэт вместе с Камилем Тухватуллиным выдвинул идею создания в Уральске учительского института, в котором могли бы учиться представители всех тюркоязычных народов края. В ноябре 1906 года в №34 газеты «Фикер» он пишет:

«Нация нуждается в образованных людях, которые счастье народа ставили бы выше собственных интересов, выше личных узкокорыстных целей».

Совместно с казахскими друзьями, включая и из близлежащих аулов, Тукай организует сбор средств в фонд будущего учебного заведения. В инициативную группу из 40 человек вошли 14 казахов, было избрано Правление, для здания будущего института татарский меценат М.Амиров выделил первый этаж своей гостиницы «Казань». Коллективное письмо в Санкт-Петербург об открытии учительского института подписали наряду с Г.Тукаем – Б.Каратаев, И.Арганчеев и другие, однако, разрешение получено не было…

Первому вечеру казахской и татарской молодежи, проведенной в Коммерческом клубе на Казанской площади, Тукай посвятит стихотворное обращение под названием «Нашей молодежи, устроившей литературный вечер»:

Люблю я вас, душа моя вам рада,
Вы – нации надежда и отрада…

Таким образом, в условиях общественной и культурной жизни города Уральск, находившегося на стыке двух культур – Востока и Запада, и проходило становление и развитие Тукая как Поэта, журналиста и гражданина.

Национальный дух, фольклор и народные традиции Татарской слободы, Ислам, произведения русских писателей, знакомство с представителями казахской интеллигенции способствовали формированию его евразийского мышления, давшего знать о себе в последующий период его жизни и творчества.

1907-й год, последний год жизни Тукая в Уральске был омрачен наступлением реакции. Все татарские журналы и газеты были закрыты.

Но имя молодого Поэта было уже широко известно в Казани и в других местах проживания тюркоязычного населения. Тукай возвращается в отчие края, куда его настойчиво звали виднейшие деятели литературы и общественной мысли Казани.

Расставаясь с Уральском, Габдулла Тукай посвятил своему любимому городу, где фактически и состоялся он как Поэт, свои знаменитые строки:

Край родной, не будь в обиде,
Край любимый, о, прости,
Место, где я жил надеждой
Людям пользу принести…

Но тукаевское влияние на жителей Уральска сохранилось и после его отъезда, тогда как сам Тукай, в Казани продолжал поддерживать связь с казахской молодежью, обучавшейся здесь.

Однако, 15 апреля 1913 года в возрасте 27 лет Габдулла Тукай скончался…

Это горестное известие было отмечено некрологами в казахских газетах и журналах «Айкап», «Қазақстан» и «Қазақ». Нужно еще раз подчеркнуть, что казахский читатель воспринимал творчество татарского поэта как близкое и свое. Стихи Габдуллы Тукая в переводах на казахский язык увидели свет еще в дореволюционные годы, а уже потом, в переводах Жакана Сыздыкова и других казахских поэтов издавались неоднократно.

На страницах всех этих трех казахских газет и журналов публикуются стихи Тукая в переводе казахских поэтов, которые в 1912 году выходят отдельной книгой в типографии города Уральска под названием «Ызын». Его творческие традиции были близки таким казахским поэтам и писателям, как Бейимбет Майлин, Сакен Сейфуллин, Елеусин Буирин.

В двадцатые годы поэтические творения Тукая стали достоянием широкого круга казахских читателей благодаря переводу его стихов известными казахскими литераторами Султанмахмудом Торайгыровым и Сабитом Донентаевым. На казахский язык переводил Тукая и знаменитый поэт Кадыр Мырзалиев.

В своих воспоминаниях профессор Темиргали Нуртазин писал, что в отдельных казахских семьях до сих пор находятся истрепанные томики стихов Тукая, а классик казахской литературы Сабит Муканов в своем автобиографическом романе «Школа жизни» описывает, как познакомился в 1916 году с творчеством Тукая через томик его стихов «Описание жизни», и то, как бережет он теперь эту самую дорогую для него книгу. Объясняя же причину влияния Тукая на творчество казахских поэтов, в «Слове о Тукае» он пишет:

«Патриотизм и интернационализм, широкая эрудиция в общественных вопросах своего времени, мастерство художественного слова – все эти качества вместе трудно было встретить у другого тюркского писателя, жившего во времена Тукая. Поэтому они учились у Тукая. Поэтому, многие из них до революции писали стихи, подражая ему».

И в завершение, потому как я родом из Гурьева, хотелось бы завершить сюжетами из этого уездного городка тех лет, имеющими отношение и к Габдулле Тукаю, и к дружбе двух братских народов.

В Гурьеве был также создан кружок молодежи, руководимый его товарищем по Уральску Яруллой Моради. Целью кружка, состоявшего из татар и казахов, и действовавшего с 1907 по 1914 годы была просветительская деятельность через распространение газет и книг, открытие библиотек и школ.

Известно также, что Тукай вел переписку с сородичами из уездного городка Гурьев, поддерживавшими его материально при обучении в медресе «Мутыйгия». Вот что написал мне в начале 80-х годов ветеран войны и труда Вакиль Мухитдинов, племянник моей бабушки, уроженки Кушлауч авыла:

«…мы дальние родственники Габдуллы Тукая, он с нашей деревни… родная тетка, у которой воспитывался Тукай, потом жила в Гурьеве у нашего Дау Ати, как мы называли Гизата-абыя, который и привез сюда моего отца Абдуллу из Казани…»

Все это привожу с тем, чтобы сказать еще об одном дальнем родственнике Сабыржане Ахмирове, которому военный губернатор Уральской области генерал-лейтенант Константин Ставровский «За оказанный человеколюбивый поступок, благотворительность и заботу о казахах, находившихся в опасности и пострадавших во время наводнения в ночь с 18 на 19 ноября 1899 года» объявит Благодарность («Уральские войсковые ведомости», №17, 1900г.)

В ту трагическую ночь на Жилой Косе Гурьевского уезда случится небывалое наводнение, нагон воды с моря унесет жизни 864 человек. Погибнет также 18530 голов скота, будут уничтожены все сенные запасы, продовольствия, жилища, а татарские торговцы и меценаты Ахмиров и Мухитдинов поставят целый пароход муки…

Тауфик Каримов

kctb.kz

Источник: официальный сайт Всемирного Конгресса Татар.