Кто помнит прошлое, тот видит будущее: кто установил полумесяц на башню Сююмбике?

Что пережил наш народ за этот век, какие изменения произошли в стране: распутывая клубок воспоминаний, отмечаем главное. Решила и я поделиться, так как считаю себя причастной к истории Татарстана.

В этом году в честь юбилея привела в порядок свой архив, перебирала статьи, написанные за мою журналистскую деятельность, подшивки пожелтевших уже газет, 11 книг, изданных в разные годы. Весной исполнится 50 лет, как я всерьез взялась за перо. Из них 34 года прошли в Казанском моторостроительном производственном объединении. Многие думают, что жизнь статьи в периодической печати слишком коротка, она лишь несет народу новость, отвечая на вопросы «кто, когда и где» – и на этом всё. Среди моих статей из жизни моторостроителей есть такие, что были бы интересны и для современного читателя.

Скажем, кто стоял во главе установки полумесяцев на минаретах мечетей, которые после 90-х годов прошлого столетия начали активно открывать свои двери для верующих? Чьими руками сделан знак ЮНЕСКО, установленный на стене Казанского Кремля? Кто автор устремленного в небеса монумента «Хоррият» на площади Султан-Галиева? Знаете ли вы мастеров, изготовивших полумесяцы для минаретов мечети «Кул-Шариф»? Помните, как башня Сююмбике вновь обрела свой полумесяц? Вы в курсе, кто стоял во главе этого дела?

В год празднования 100-летия ТАССР я призываю вас пройтись со мной по цехам Казанского моторостроительного производственного объединения ордена Ленина и ордена Октябрьской революции (в следующем году объединению исполняется 90 лет, значит, близок еще один юбилей!), по улицам Казани – великого города с тысячелетней историей.

Кто сделал полумесяц минарета мечети «Кул-Шариф»?

2001 год. Весна нового столетия пришла для моторостроителей с радостными хлопотами. Чрезвычайной важности государственный заказ – сделать символ-эмблему ЮНЕСКО, свидетельствующий о том, что Казань вошла в список Всемирного наследия, и установить его на стене Кремля. Так как ранее было сделано немало для украшения Казани, за это дело взялись с легкой руки. Почему и нет, ведь в силах моторостроителей из любого куска металла сотворить сердце летательного аппарата – авиационные моторы или газокомпрессорные станции, позволяющие гонять газ по многокилометровым магистралям. За считанные дни специалисты изготовили эмблему из нержавеющей стали.

Сначала технологи 38-го и 39-го цехов изготовили чертеж эмблемы, вес которого составил 1 тонну, высота – 3,5 метра, а диаметр – 2 метра. Станочники Наиль Давыдов, Василий Казанцев, Анатолий Михайлов, Тагир Фазылов и Виктор Марицкин собрали, разровняли, отшлифовали и довели заготовку до полной готовности.

Это были 2000-2001 годы, когда наша историческая Казань готовилась к празднованию тысячелетия. Всюду шли объемные строительные работы, обновлялись дороги, проверялось наследие. Моторостроителям доверили изготовление тюльпана для украшения купола мечети и полумесяцев для установки на минаретах. Для выполнения этого ответственного поручения были привлечены более ста человек. Как только были получены эскизные проекты масштабного по размерам задания, наши инженеры-технологи разработали чертежи и программы. Согласно данным чертежам, специалисты главного технологического отдела описали каждый этап изготовления полумесяцев. Нужно было во что бы то ни стало оправдать доверие руководства и не подкачать в таком деле, которое войдет в историю.

«Дело, которое является для нас новым, ранее не изведанным – экзамен на мастерство моторостроителей», – отметил по этому поводу ответственный за данный заказ заместитель главного инженера Юрий Лебедков. Затем Юрий Александрович повел нас из отдела в отдел, из цеха в цех, рассказывая и показывая ход изготовления полумесяцев и тюльпана. Мы стали свидетелями, как из нержавеющей стали делается 160-сантиметровый полумесяц для установки в центре купола. Также увидели, как изготавливают восемь полумесяцев для установки на других минаретах – по краям главного купола. Диаметр этих полумесяцев составил 150 сантиметров. Таким образом, за считанные месяцы наши мастера сотворили волшебство из грубой стали, сверкающие исламские символы – полумесяцы.

Михаил Киселев с участка № 102 из больших стальных листов вырезал шаблоны. Токарь 2-го цеха Фарит Нигматзянов их выточил и утончил. Пять операций выполнили умелые руки Фарита. А 17-й цех дал жизнь стальным шаблонам: лучший сварщик объединения Фаргат Вафин соединил две части шаблонов полумесяца, придал им нужную форму, токарь Владимир Смирнов выточил края, Рашит Гараев как следует отшлифовал.

«Выполнили работу, которая останется на века. Сколько человек приложили свои силы для того, чтобы работа была сделана качественно, красота вызывала чувство гордости?! Через годы будущие поколения будут гордиться тем, что украшающие минареты мечети «Кул-Шариф» полумесяцы сделаны руками их отцов, дедов. Правда, наши цеха и до этого не раз выполняли подобного рода необычные городские заказы, оправдывая возложенное на них доверие. Каждый раз, когда вступает нога на пешеходную улицу Баумана в центре города, сердце наполняется гордостью: многочисленные фонари освещения, столбы и скамейки изготовлены нашими мастерами.

Если возникнет вопрос, кто сделал фонтан «Су анасы», привлекающий всех туристов от мала до велика, то это снова моторостроители!

Мы внесли свой вклад и в строительство памятника Федору Шаляпину. На минарете мечети «Болгар» в Ново-Савиновском районе столицы так же сверкает полумесяц, впитавший в себя тепло наших рук. А количеству полумесяцев, изготовленных для мечетей сел и районов республики, мы уже давно потеряли счет», – с радостью поделился с нами начальник этого 17-го цеха Рашит Закиров (Рашит Галлямович давно возглавляет пост заместителя генерального директора объединения).

Изготовление, сбор и установку полумесяца на основание высотой 5,5 метра в центре купола совершили те же мастера 17-го цеха. Как только были завершены работы по сборке и отшлифовке, в одном из предприятий в Москве конструкции покрыли золотом, сделали их более выносливыми, что дожди и ураганы стали им не страшны. Моторостроители сами покрыли все дорожные расходы. Столько дел было записано в летописи истории Татарстана! «Полумесяцы на минаретах мечети “Кул-Шариф” изготовили моторостроители»,– вот за этим предложением лежит огромный труд целого коллектива.

Кто участвовал в создании флага Татарстана?

При подготовке сборника историко-публицистических очерков об Исхаке хазрате Лутфулле, который в 1990 году добился возвращения мусульманам Закабанной мечети Казани, мне посчастливилось побеседовать со многими личностями, радеющими за свой народ и религию и совершившими немало дел на этом поприще. Наткнулась на исторические данные, ранее нигде не опубликованные.

Отличник Министерства газовой промышленности СССР, заслуженный строитель Татарстана Габбас Нуруллович Мухамедшин, который в начале 90-х годов в Министерстве культуры Татарстана руководил отделом по строительным работам, сохранению и восстановлению древних историко-культурных и архитектурных памятников, не только поделился воспоминаниями о своем земляке Исхаке хазрате Лутфуллине, но и рассказал о том, что они делали для татарского народа, для нашей республики. В 2014 году в книге «Исхак хазрат Лутфулла», изданной на татарском и русском языках, увидела свет статья Габбаса Нурулловича, где он написал о совместной работе с хазратом.

«В 1991 году Исхак хазрат взял под свое усмотрение изрядно разрушенное к тому времени здание Закабанной мечети и начал его восстанавливать. Получив небольшую финансовую поддержку из министерства, мы вдвоем – Исхак со своей стороны и я со своей – развернули строительно-ремонтные работы. Через несколько месяцев здание обрело новую крышу. Исхаку хазрату не терпелось скорее возвести на минарете полумесяц, и на одной из встреч с прихожанами махалли он на глазах у всех пожертвовал на это дело свои деньги, которые он собирал несколько лет. Самое радостное – на минарет торжественно был установлен золотой полумесяц. Немало сил вложил в эту работу инженер научно-реставрационного управления Александр Костин.

Не счесть благородных дел Исхака хазрата на религиозном пути. Много сил и стараний он вложил в реставрацию минарета и установку полумесяца мечети “Иске Таш” в Ново-Татарской слободе Казани. Он был моим близким советчиком, когда мы устанавливали полумесяц на башне Сююмбике, и вообще поддерживал меня духовно, когда мне приходилось сталкиваться с препятствиями», – написал Габбас Мухамедшин.

В той же статье-воспоминании Габбас Нуруллович упомянул и о создании флага нашей республики – триколора.

«Лето 1990 года. В республиканской газете напечатали мое предложение о государственном флаге. Но через несколько дней двое наших высокопоставленных работников выступили по телевизору против предложенного мною варианта. Им не понравился зелено-бело-красный триколор и полумесяц с семиконечной звездой на зеленом фоне. Они настаивали, что флаг Татарстана должен состоять из синего, белого и красного цветов, свои предложения опубликовали в газетах.

Своими мыслями по этому поводу я поделился с Исхаком хазратом, он долгие годы служил офицером Советской Армии, имел опыт в организационной работе и был юридически подкован. Показал ему макет флага и свою статью в газете. Попросил его помочь изготовить 500 штук образцов флага. Исхак всегда сдерживал свое слово: не прошло и недели, как он на свои деньги заказал и привез ящик флагов. Двести штук я оставил себе, сто штук через знакомого депутата попросил раздать в Верховном Совете. Те, что оставил у себя, раздавал гостям министерства, друзьям и соратникам.

Через некоторое время Государственный Совет принял государственный флаг Татарстана в предложенных нами цветах, учитывая мой вариант (убрав полумесяц и звезду), где зеленый и красный цвет были расположены в равных долях. Спасибо тебе, Исхак дус! Если бы не твоя помощь, в нашем флаге не было бы зеленого цвета», – рассказал нам Габбас Мухамедшин.

Кто стоял во главе установки полумесяца на башню Сююмбике?

Габбас абый упомянул установку полумесяца на минарете Сююмбике всего одним предложением. Но мне захотелось расспросить его более подробно. Решила, что будет справедливо рассказать в книге «Исхак хазрат Лутфулла» будущим поколениям, как он стоял во главе возвращения полумесяца на минарет Сююмбике и как 23 августа 1990 года месяц занял место на башне.

Габбас абый Мухамедшин очень серьезно отнесся к изучению истории башни Сююмбике. Целое десятилетие он сидел в архивах, по крупинкам собирал исторические источники и в 2002 году выпустил историко-публицистическую книгу «Семь ступеней минарета Сююмбике». Издание быстро раскупили, поэтому книга, состоящая из 263 страниц, была переиздана в 2003 году. Полумесяц, разрушенный в эпоху атеизма в стране, вернулся на свое место спустя 60 лет.

Башня Сююмбике приветствует нас с самой высокой точки Казани над уровнем моря. И вот на минарете установили полумесяц, а ниже, внутри шара, который держит сам полумесяц, первый муфтий Татарстана Габдулла хазрат Галиулла оставил книгу Корана. Эта новость за несколько дней обошла все средства массовой информации республики и так же быстро забылась. Почему я пришла к такому выводу? Потому что в Интернете нет статей и информации о том, как Сююмбике обрела свой полумесяц. Как в Париже дорожат Эйфелевой башней, как для Нью-Йорка дорога статуя Свободы, такой же ценностью является для татарского мира, татарской столицы башня Сююмбике. Не будет лишним, если мы с вами взглянем на историю восстановления полумесяца. Для нашего современника Габбаса Мухамедшина, выходца из села Керлигач Лениногорского района, это дело превратилось в требование, зов души.

Он загорелся этой идеей, будучи заместителем министра культуры республики. Несмотря на то что министр, мягко говоря, не приветствовал эту инициативу, он втихаря продолжал организацию восстановления полумесяца. Об этом он детально пишет в своей книге «Семь ступеней минарета Сююмбике». Как истинный историк, Габбас Мухамедшин написал, как 16 сентября 1917 года с минарета Сююмбике сняли двуглавого орла, а 8 марта 1918 года установили на его месте полумесяц. Он нашел документы, свидетельствующие об этом событии, выявил имена и фамилии тех, кто поднялся на башню, и даже представил их фотографии.

К сожалению, когда в 30-х годах начались массовые закрытия и разрушение религиозных храмов, полумесяц с минарета Сююмбике был снят. До сих пор неизвестно его местонахождение. Наконец, спустя 60 лет мы читаем о долгожданном для татарского народа и общественности событии – Сююмбике вновь обрела свой полумесяц. Это стало возможно благодаря отваге Габбаса абый и его соратников. В своей книге автор подчеркнул отвагу председателя Совета Министров ТАССР (в 1991-1995 годах – председатель Кабинета Министров РТ) Мухаммата Галлямовича Сабирова. «Для оформления установки полумесяца на минарете (как известно, полумесяц уже был установлен 23 августа), Мухаммат Галлямович подготовил специальное решение Совета Министров ТАССР и 24 августа 1990 года сам же его и подписал. Таким образом, взяв на себя удар, который мог быть нанесен с разных сторон», – с уважением и благодарностью отзывается о нем автор книги.

…За 49 лет своего творческого пути, слава Всевышнему, я ни разу не откладывала в сторону перо журналиста. Как оказалось, мне есть чем поделиться в год празднования 100-летия Татарской АССР. Подшивки многотиражной газеты моторостроительного объединения «Правда завода», который позже стал газетой «Труд», а потом «Трудовой путь», книги об известных религиозных деятелях и мечетях республики, изданные за последние 20 лет, стали эхом прошедших лет и соединили прошлое с настоящим.

sntat.ru

Источник: сайт Всемирного Конгресса Татар.