«Надо, чтобы и чиновники общались на татарском языке»

Эксперты KazanFirst оценили изменения, которые внесены в республиканское законодательство. Теперь во время культурно-массовых мероприятий использование двух государственных языков Татарстана должно быть равнозначным.

В Татарстане чиновники становятся более чуткими к вопросу использования татарского в качестве второго государственного языка республики. Это становится понятным исходя из прошедшего в Кабмине РТ заседания Совета по реализации законодательства о языках Татарстана и новой редакции положения об обязательном использовании татарского на паритетных началах в культурно-массовых мероприятиях, подписанного премьер-министром Алексеем Песошиным в конце прошлого года.

Совет начал работать с начала 2018 года, в тот момент, когда Госдума принимала резонансный закон об изменении положения родных языков России в школьных программах. Работу правительственной структуры курирует вице-премьер республики Василь Шайхразиев.

На первом заседании этого года с докладом выступил министр юстиции РТ Рустем Загидуллин. Он рассказал, какие показатели были введены для министерств по использованию татарского. По ним определяется, насколько ведомство эффективно и ответственно работает с госязыком республики.

Для ЗАГСа главный критерий – доля свидетельств о регистрации актов гражданского состояния, содержащих сведения на татарском языке.

Для Минюста РТ — доля нормативных правовых актов, опубликованных на татарском языке. Доля средств внешней и внутренней визуализации информации, оформленной на двух госязыках, в общем количестве информации.

Для Минцифры РТ — доля синхронизированных новостных сообщений, размещенных на официальных сайтах.

Для органов исполнительной власти — доля граждан, которым бесплатная юридическая помощь была предоставлена на татарском языке в общем количестве обратившихся за её оказанием на татарском языке. Доля письменных ответов на языке обращений граждан, поступивших на государственном языке РТ (татарский и русский). Доля документов в делопроизводстве, исполненных на татарском языке обращений (организаций), и документов, поступивших на татарском языке.

Всего Загидуллиным было обозначено 15 показателей, из которых 12 достигнуты органами власти.

— В 2018 году все акты органов власти были только на 94% переведены с русского на татарский язык. В прошлом году это соотношение уже составило 100%, — сообщил шеф татарстанской юстиции.

По словам Загидуллина, органы местного самоуправления пока запаздывают. Если в 2018-м было переведено на татарский лишь 28% муниципальных нормативных актов, то в 2019-м — уже 86%. Но это все равно ещё далеко от идеальных показателей.

— Наиболее типичные недостатки в районах — нарушение сроков опубликования муниципальных актов, отсутствие переводов. Ещё хуже — во время выезда были выявлены факты опубликования на татарском языке лишь части текста либо только его наименования, когда сам текст акта публиковался полностью на русском языке, — говорил министр.

С 1 января 2019 года индикатор доли нормативных актов, опубликованных в установленном порядке на двух государственных языках, включен в перечень показателей результативности деятельности органов местного самоуправления.

Всего за 2019-й в органы исполнительной власти поступило от граждан 59 977 обращений на русском языке и 542 обращения на татарском. В органы местного самоуправления — 54 783 обращений на русском и 1 605 обращений — на татарском.

В свою очередь замминистра строительства, архитектуры и ЖКХ Татарстана Владимир Кудряшов отчитался о проделанной работе по уличным указателям на двух языках.

— Согласно представленной муниципальными образованиями информации, доля уличных указателей, оформленных на двух государственных языках, составила 100%. Хочу отметить высокий уровень динамики в течение года по четырем районам: Чистопольскому, Менделеевскому, Ютазинскому, Актанышскому. Все они по итогам года достигли стопроцентных показателей, — сказал замминистра.

Но в то же время он посетовал, что выезды в муниципалитеты показали: у некоторых районов было заявлено, что они выполнили работу на 100%, но в реальности употребления татарского языка не было.

Что касается дорожных знаков, то в Татарстане почти 8 тысяч подобных элементов оформлены одновременно на двух государственных языках, что составляет 67% от их общего количества (11,9 тысячи). Около 5 тысяч знаков оформлены только на русском языке. В их числе 852 знака на федеральных дорогах, 2 255 — региональных, 1 914 — на дорогах местного значения. По словам министра транспорта и дорожного хозяйства РТ Ленара Сафина, чтобы привести в соответствие все дорожные обозначения, необходимо выделить 191 млн рублей.

Глава ведомства также отметил, что Татарстан — единственный регион в России, которому удалось договориться с РЖД, чтобы на территории вокзала играл марш Салиха Сайдашева.

— В конце года пришло сообщение от генерального директора «Аэрофлота», что один из самолетов будет назван именем Мусы Джалиля, — добавил Сафин.

Политолог Руслан Айсин рассуждает, что в принципе чиновники Татарстана развернулись в сторону татарского языка, однако строить свою отчетность на достижении каких-то показателей недостаточно. Нужно, чтобы сами госслужащие заговорили на родном языке.

— Татарский язык в Татарстане государственный, и это накладывает определенные обязательства на систему управления, на систему функционирования. Язык — это не просто духовно-культурное наследие. Это функционал, на самом деле. Через этот функционал идёт такое навешивание смысловых вещей. Кроме того, он сохраняет целый пласт того наследия, за который мы ратуем. Когда мы говорим, что язык должен сохраняться только в семье, то это на самом деле большое лукавство. Это всё равно что говорить — сохраняйте своё здоровье дома, — рассуждает Айсин.

Эксперт соглашается, что в Татарстане основательно взялись за развитие и сохранение татарского.

— Я думаю, что в первую очередь это связано с переписью населения, которая будет в октябре. Язык является одним из маркеров этнической принадлежности. За 2-2,5 года, которые прошли после событий 2017 года, когда татарский язык был подвержен инквизиционной политике федерального центра и он стал ущемлённым, элита Татарстана решила таким образом компенсировать очень тяжелую утрату. Если язык уходит из системы образования, то его потом очень тяжело будет восстановить. Если ты не выучил язык в школе, то тебе его будет очень тяжело выучить во взрослом возрасте, — отмечает собеседник.

Понятно, что система работает определенными алгоритмами: «Вот вам план мероприятий — Дед Мороз отныне обязательно должен говорить на татарском языке», — приводит пример политолог. За такой подход можно ругать, но с другой стороны — такова структура мышления госаппарата.

— Наша задача как общественников — немного им помогать. Мало, что на двух языках подписи должны быть. Надо, чтобы ещё сами чиновники общались на татарском языке, — резюмирует Айсин.

Заместитель председателя Всемирного форума татарской молодёжи Айрат Файзрахманов считает, что такая включенность органов власти в актуализацию татарского языка — это результат регулярной и системной работы активистов.

— Вода камень точит. Мы давно уже занимаемся проблемой использования татарского языка как государственного. Я думаю, что большой поток писем от активистов сыграл свою роль, — считает он.

Эксперты обращают внимание на то, что сегодня в обществе наметился запрос на лингвистическую идентичность в национальных республиках. Ведь остро стоит вопрос потери родного языка.

Источник: сайт Всемирного Конгресса Татар.