Василь Шайхразиев: «Если знаешь татарский язык, то можешь стать президентом Татарстана»

«Для нас очень значимым считается «рух» — дух татарина, для которого важны гордость и достоинство. Если нет этого настроя, административный ресурс не поможет», — считает заместитель премьер-министра РТ, председатель национального совета «Милли шура» ВКТ Василь Шайхразиев. В ходе интернет-конференции с читателями «БИЗНЕС Online» он рассказал о главных приоритетах в работе всемирного конгресса татар.

«САМОЕ ГЛАВНОЕ ДЛЯ НАС СЕГОДНЯ — ЭТО МОЛОДОЕ ПОКОЛЕНИЕ»

— Василь Гаязович, предлагаю начать разговор с вопроса нашего читателя Дамира Мустафина: «На какие вызовы времени ВКТ реагирует сегодня и каким образом? Поправки в Конституцию? Перепись населения? Коронавирус, крушащий бизнес? Непринятая стратегия татар? Или что-то другое, скрытое от глаз общественности и СМИ?»

— Чтобы понять суть проблем, поднятых в этих вопросах, надо представить особенность Международного и межрегионального союза общественных объединений. Она уникальна по широте географического охвата и по направлениям деятельности, а также по количеству участников и статусу партнеров. Ее участники, реагируя на вызовы времени, взаимодействуют с государственными и общественными структурами. ВКТ — главная структура, представляющая татарский народ — второй в России по количеству коренной этнос с богатой историей и опытом государственности.

Начнем с того, что ВКТ родился как Союз общественных объединений в 1992 году. Тогда по инициативе первого президента РТ Минтимера Шариповича Шаймиева состоялся первый съезд ВКТ, где была учреждена всемирная организация татар, перед которой была поставлена главная задача — объединять, поддерживать, поощрять и поднимать дух татарского народа. Чем мы и занимаемся все эти годы. Конечно, были разные периоды жизнедеятельности как в России, так и во всем татарском мире, рассеянном в десятках стран. За прошедшие 28 лет выстроена системная работа со странами, регионами и татарскими общинами. В структуру Всемирного конгресса татар входят 460 общественных организаций, представляющих татарские диаспоры и национально-культурные центры, расположенные в 43 странах. 

В августе 2017 года на VI съезде, проведенном при поддержке президента РТ Рустама Нургалиевича Минниханова, был создан национальный совет — Милли Шура, куда были избраны 75 представителей татарского сообщества. В прошлом году на внеочередном съезде ВКТ его состав был обновлен. В нем состоят авторитетные деятели науки, культуры, просвещения, экономических, просветительских, религиозных и общественных структур. Сейчас стиль нашей деятельности несколько изменился: исполком ВКТ работает как исполнительный орган, а Национальный совет занимается вопросами стратегического развития. Лидеры обоих структур избираются на съезде.

Конечно, работу мы выстраиваем на фундаменте опыта, но сегодня ищем новые формы работы. И времена меняются, и запросы, но самое главное для нас сегодня — это молодое поколение. Старшее поколение, те, кто вырос в советское время, в большинстве случаев знают татарский язык, и действует традиционная система воспитания детей и внуков. Глобализация и социальные условия, общественные отношения и государственное устройство повлияли на молодежь. И в других странах, структурах события 90-х годов изменили этнокультурный и идейный облик молодых.

Когда я в регионах России встречаюсь с местными татарами, прошу искренне ответить на три вопроса путем голосования. Первый вопрос: кто дома разговаривает на татарском языке? Рук много поднимается. Второй вопрос: кто со своими детьми общается на татарском языке? Количество рук уже становится меньше. Третий вопрос, самый сложный: у кого дети со своими детьми, вашими внуками, общается на родном татарском языке? В ответ — еще меньше рук. А если задать вопрос о правнуках? К сожалению, от ответа к ответу — динамика отрицательная. Конечно, так просто народ не исчезает, но качественная характеристика современников меняется. Если мы редко разговариваем на татарском языке, то, наверное, читать и писать тоже сложно становится. Кто же они в таком случае? Не может же народ бесследно исчезнуть, даже если у части населения меняются культурные и языковые предпочтения?

— Каким образом на эту ситуацию может повлиять ВКТ? Чтобы и внуки, и правнуки говорили на родном языке?

— Только пропагандой и убеждением. ВКТ — общественная организация, у нас административного ресурса нет. И государство не может издать указ, чтобы два татарина разговаривали только на родном языке.

— Надо сделать модным общение на родном языке.

— Да, надо создать такой тренд, чем мы и занимаемся сегодня с молодежью. Я встречался со студентами-татарами, приехавшими на учебу в Казань из различных регионов России и из-за ее пределов. Я сказал им: «Основное ваше отличие в том, что вы — татары. Воспользуйтесь этим брендом для своей раскрутки, чтобы стать полезным для себя, для семьи, для татарского мира». Большинство студентов, приехавших учиться в Казань, с пониманием относятся к своей миссии. Молодежное крыло ВКТ отобрало 20 — 25 активистов, которые жаждут работать. Мы сегодня формируем молодежный центр при Всемирном конгрессе татар. Хотим, чтобы студенты-татары воспользовались своим брендом, встречались, находили поддержку, показывали себя. Чтобы они получили здесь не только диплом и профессию, но и научились быть достойным сыном или дочерью своего народа. А когда они вернутся к себе на родину, смогут создать и возглавить татарские молодежные организации.

— Какие ресурсы вы задействовали в своей пропаганде?

— Ресурсы стандартные — телевидение, интернет, газеты и журналы, личные встречи, различные форумы, симпозиумы, семинары, обучение. Всем пакетом средств, которые общепризнаны, мы пользуемся. Итоги своей работы мы оперативно размещаем на портале ВКТ, количество посетителей сайта каждый день увеличивается.

— Но как можно надеяться на то, что каждый татарин будет заходить на сайт ВКТ?

— Вы правильно задаете вопрос, мы как раз и думаем над тем, как донести до каждого татарина, чтобы он, проснувшись утром — в Нью-Йорке, Стамбуле, на Сахалине, в Актаныше, задал себе вопрос: интересно, что произошло в татарском мире за пошедшие сутки? А ответ на этот вопрос должен быть на сайте Всемирного конгресса татар: зашел и все узнал. Татар ведь не так уж и много — около 8 миллионов человек. 

«СМЕШАННЫЕ БРАКИ — ЭТО НЕПЛОХО, НО ДАВАЙТЕ ВОЗЬМЕМ ВОПРОС ВЕРЫ…»

— Вы считаете, что сохранение родного языка — это главный приоритет в работе ВКТ сегодня? 

— Да, совершенно верно.

— Еще какие приоритеты у ВКТ?

— Мы не живем в закрытом мире, приходится взаимодействовать с другими народами, реализоваться в профессиональной и социальной сфере. Татары успешно интегрируются как отличные работники и специалисты. Но есть специфический вопрос — это смешанные браки.

— Считаете, что смешанные браки — это плохо?

— Институт семьи — это особая система, к которой надо относиться с уважением. «Несанкционированное» вторжение в нее невозможно. Именно в семье воспроизводится национальная общность, прививаются язык и культура, обычаи. Но надо, как говорится, зреть в корень: почему появляются смешанные браки? Далеко не все татары участвуют в наших мероприятиях, а когда подходит возраст, молодые люди начинают искать себе пару, влюбляются. А как татарин может найти татарку и наоборот, если рядом с ними в обществе татар почти нет?

Мы упускаем время, а надо создавать татарскую среду общения с дошкольного, среднего образования. И чтобы молодежь знала, что в их регионе действуют татарские молодежные центры. Два года назад на молодежный форум мы собрали тысячу молодых татар, и ведущая этого мероприятия сказала, что для нее участие в форуме имело принципиальное значение: «А где еще я могу найти мужа-татарина?» Она встретила на форуме молодого человека, они влюбились друг в друга, создали семью, и сегодня у них двое детей. Еще один пример — татарин, проживающий в Лондоне, нашел себе жену-татарочку на встрече, организованной местными татарами-активистами.

— То есть надо создавать площадки, где молодые люди могли бы найти себе пару своей национальности?

— Именно так. В одном из городов России пару лет назад молодая татарочка создала общественную организацию «Семья». Изначально было 5 — 7 членов организации, а сегодня — 85. Эта девушка откровенно говорит, что в этой организации хочет найти себе мужа-татарина. Определенная часть молодежи посещает подобные мероприятия именно для этого — найти себе пару своей национальности.

— Чем же смешанные браки так плохи?

— Это неплохо, но давайте возьмем вопрос веры: большинство татар — в исламе, а если избранник будет из другой конфессии? Есть такие тонкие вещи, к которым должны быть готовы и дети, и родители. Например, куда идем для закрепления союза — в мечеть или в церковь, по канонам какой веры будем рождение ребенка отмечать? Каждый должен знать, что совместная жизнь будет в компромиссах. А готова ли к этому современная молодежь и их родители? Смешанный брак — это неплохо, если создалась счастливая семья. Если в ней сложилось равенство, гармония культур и языков. Нужно понимать, что такой брак требует серьезной работы души, большего компромисса, уважения друг к другу. 

«УСЛЫШАЛИ ПРО ГОСУДАРСТВООБРАЗУЮЩИЙ НАРОД, А ДАЛЬШЕ НИКТО НЕ ПРОЧИТАЛ»

— Почему ВКТ не высказал свою позицию по поводу появления в Конституции РФ поправки о государствообразующем народе?

— Форум татарской молодежи, который входит в состав Всемирного конгресса татар, высказал свою позицию по этому поводу.

— А сам ВКТ решил тактично промолчать?

— Если молодежное крыло ВКТ первым решило это заявить, то зачем дублировать и повторяться? Сегодня о поправках в Конституцию РФ транслируется много мнений. Пока они еще не приняты одним решением, а будет общегосударственное утверждение этих поправок. Многие привыкли читать только первую часть предложения. А ведь в проекте поправок к Конституции РФ четко написано: «Российская Федерация гарантирует всем ее народам право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития». У ряда народных поговорок мы знаем только первую часть. Например, поговорка «Два сапога — пара». Оказывается, у нее есть продолжение: «Да оба на правую ногу». Так и здесь: услышали про государствообразующий народ, а дальше никто не прочитал.

Все предлагаемые изменения в Конституцию направлены на защиту определенных слоев населения: и индексация пенсионных начислений, и по линии МРОТ, и т. п. И президент России гарантирует их исполнение. Если бы эти поправки не были внесены в Конституцию и утверждены народом, то через год — два чиновники могли бы сказать: извините, нет финансов. А когда все меры поддержки зафиксированы в Основном законе, они будут обязаны их выполнить.

— Как реально обстоит дело с изучением татарского языка?

— В ряде регионов России есть татарские школы и классы. Если раньше для появления таких школ было достаточно административного ресурса, то сегодня главное — волеизъявление родителей. И мы часть татарских школ и классов уже потеряли, потому что многие родители-татары отказались от того, чтобы их дети изучали родной язык.

— В Казани в реальности осталась только одна школа, преподающая на татарском языке и три садика. Даже деревенские школы уходят от татарского языка обучения. Что делает Милли Шура и Конгресс татар, чтобы изменить ситуацию в лучшую сторону, улучшить состояние национальных школ, будет ли работа с родителями и педагогами по этой проблеме?  (Гульнар Файзрахманова)

— Сегодня в Казани около 40 школ и гимназий, в которых полномасштабно обучают татарскому языку. А всего в Казани 169 школ. В каких-то школах дети обучаются татарскому языку только в начальных классах, в каких-то — до 5 — 7 — 9 классов. В каких-то школах часть предметов изучается на русском языке, часть — на татарском. И это выбор родителей! То же самое касается Набережных Челнов и других крупных городов республики.

— Считаете, это нормально, когда родители выбирают, учить татарский или нет? А почему по другим предметам нет свободного выбора? Разве это не ущемление государственного языка?

— Я не считаю это ущемлением, когда дается право выбора родителям. Вот, если родитель напишет заявление, чтобы его ребенок изучал татарский язык, а ему откажут в этом, — это ущемление. Я считаю, это ответственность родителей.

— А вы с родителями проводите работу, чтобы они не отказывались от изучения родного языка их детьми?

— Я сам — татарин, у меня очень много родственников и друзей-татар, в то же время я — руководитель национального совета и всегда стараюсь говорить на родном языке. Для нас очень важным считается «рух» — дух татарина, для которого важны гордость и достоинство. Если нет этого настроя, административный ресурс не поможет. Приведу самый простой пример. До развала Советского Союза было обязательным изучение иностранного языка в школах. Но, окончив школу, ни один ребенок не мог говорить на иностранном языке! Потому что его обязывали изучать, хотя, может быть, душа у него не лежала к этому языку. А сегодня много молодежи старается изучать иностранные языки, поступает в английские и немецкие школы, потому что это дает перспективу. И тут главную роль играет отнюдь не административный ресурс.

Когда ставка делается не на административный ресурс, фактически дается право выбора, тогда определяется уровень самосознания людей, готовых или не готовых к изучению родного языка. И это реальность. От нее никуда не денешься. И вот от этой стартовой точки приходится двигаться дальше.

— То есть важно показать перспективность изучения татарского языка?

— Конечно!   

«ПО МУСУЛЬМАНСКИМ КАНОНАМ, МЫ ДОЛЖНЫ ЗНАТЬ 7 ПОКОЛЕНИЙ»

— И в чем перспективность знания татарского языка?

— Человек, владеющий языками большинства жителей страны и региона, особенно языком своего народа, более успешен в профессии и системе управления. 25 марта исполнилось 10 лет, как Рустам Нургалиевич исполняет обязанности президента РТ. На улицах опрашивали людей по этому поводу. Большинство опрошенных сказали, что президент республики обязательно должен знать татарский язык. Если знаешь татарский язык в совершенстве, то можешь стать президентом Татарстана. Разве это не перспектива, не цель, к которой ты можешь идти?

— Президентом может стать только один из 3-4 миллионов! Какая же это перспектива для массы людей?

— Каждый должен стремиться! Ребенок для любого родителя — это определенные надежды на продолжение национальных традиций, культуры, языка. Бабушки-дедушки и родители возлагают на каждого ребенка надежды, что он будет продолжать этот род. По мусульманским канонам, мы должны знать 7 поколений. И ты же рожден для того, чтобы продолжить род! А если на тебе заканчивается род как татарина, то 6 — 7 поколений соберутся и спросят: «Кто же ты?!» И что ответить им? А вот как людей довести до высокой нравственной самооценки и заставить ответить на этот вопрос, как воспитать у них личную ответственность, — это другой вопрос. 

«САМОЕ ИДЕАЛЬНОЕ — ЭТО ИЗУЧЕНИЕ РОДНОГО ЯЗЫКА В НАЧАЛЬНОЙ ШКОЛЕ»

— Как вы считаете, семья — это все-таки главный институт для сохранения родного языка и национальных традиций?

— У каждого есть своя доля ответственности — и у государства, и у общества, и у семьи. Если главную ответственность возложим только на семью, сразу начнут говорить, что татарский — это кухонный язык. А это неправильно! Татарский язык — один из государственных языков Республики Татарстан, поэтому роль государства в его сохранении тоже очень высока. А когда государство подключается к сохранению и развитию языка? Есть несколько этапов. Например, парень и девушка решили заключить брак. Никах, свадьбу, имянаречение ребенка мы же проводим сами, а государство только дает условия — помещение, освещение и т. п. Еще сегодня ЗАГС дает информацию, какие имена в моде. Но выбор имени остается за родителями, государство не имеет права диктовать. И когда ребенок начинает говорить, первое слово тоже произносит сам, а уж потом его развитием занимается система дошкольного и школьного образования.

Государство создает условия, при которых ребенка можно отдать в те дошкольные учреждения, где есть родной язык. Если родители выбрали школу с национальным языком обучения, государство обязано обеспечить такую возможность. И агитация в общественных местах должна быть на двух государственных языках. Издание книг и съемка фильмов на татарском языке — это тоже должно быть в компетенции государства.

Самое идеальное — это изучение родного языка в начальной школе, и к этому мы должны стремиться. Нужно дойти до каждого родителя, чтобы они отдавали своих детей в татарские классы, где все предметы изучаются на татарском языке. Законом это разрешено. Если до четвертого класса ребенок научится читать, писать и мыслить на родном татарском языке, то это знание никогда не сотрется. В Казани 37 таких образовательных учреждений: 19 гимназий и 18 русско-татарских школ. В Набережных Челнах 11 таких школ, и они действуют в каждом муниципальном районе.

— Почему в Казани только в гимназии № 2 татарский изучают вплоть до 11 класса, хотя спрос на такое обучение есть? Кто недорабатывает?

— Здесь все недорабатывают: и семьи, и власть, и общественные организации.

— Почему не поднимаете дискуссию в обществе на эту тему? Может быть, стоит изучить спрос на такое обучение? ВКТ проводит форумы, различными способами пропагандирует татарский язык — это все признают, но хотелось бы реального результата…

— В исполкоме ВКТ в прошлом году мы ввели новую должность — заместитель руководителя по образованию, культуре, молодежи и спорту. Им стал Ильгиз Ильдарович Халиков. Он работал в министерстве образования и науки РТ, очень тонко знает всю эту тему. Перед ним поставлены задачи, он практически уже сформировал свою команду и системно идет к цели.

— Депутаты Госсовета РТ создали специальную постоянно действующую комиссию по сохранению родных языков во главе с вице-спикером Маратом Готовичем Ахметовым. Вы вошли в эту комиссию?

— Если будет предложение, конгресс татар примет участие в этой комиссии. Готовы предоставить всю необходимую информацию. Я поддерживаю создание такой комиссии, но мы не можем сидеть и ждать, как кто-то выдаст резолюцию, в соответствии с которой мы начнем работать. Жизнь идет своим путем, давно назрели вопросы изучения и применения языков в общественной жизни. Это и учебники, и образовательный процесс, недавно открыли интернет-радио «Татарстан авазы». Когда мы приезжаем в регионы, всегда просят: нам радио надо. А сейчас радио в каждом телефоне звучит, 24 часа в сутки можно татарскую музыку слушать!

— В Татарстане заработал детский телеканал на татарском языке «Шаян», строят несколько полилингвальных школ. А почему никто не пишет, что дальше делать? Вам не кажется, что не надо ждать решения от Совета Федерации, республика должна сама двигать этот вопрос?

— Все делается, просто нет «красивой упаковки», в которую все это можно было бы собрать и красиво показать. Работа идет по многим направлениям: татарча КВН, «Шаян ТВ», интернет-радио, издаются книги и т. д.  Может быть не все знают, например, создана татарская Википедия. По каждому из направлений ведется системная работа, но поскольку каждое ведомство, каждая общественная организация делают свое дело, мы это не упаковываем в единую «коробку» и ежемесячно об этом не сообщаем.

— Википедия — это частная инициатива, а что государственные структуры делают, кроме уже вышеназванных проектов?

— ВКТ работает в Республике Татарстан и за ее пределами. В Татарстане есть закон о двух государственных языках, что нам облегчает работу в республике, а за ее пределами действует закон «О языках народов Российской Федерации», согласно которому можно изучать и применять языки местного населения. Мы стремимся положительный опыт Татарстана в сфере национальной культуры передать татарам в других регионах. Главное — наша республика служит научно-методическим центром сохранения и развития культуры, функционирования татарского языка и национального просветительства.

— Какая ситуация с учебниками?

— Да, последние годы проблема была. Сегодня по заявкам отправляем учебники в соответствующие школы. Ежегодная потребность в учебниках удовлетворяется. Немалых затрат требует составление, перевод, лицензирование учебников. В правительстве РТ подготовлено распоряжение о выделении 14 миллионов рублей для обеспечения книгами школ.

Сейчас время конкретных действий, когда нужно четко расписать действия различных ведомств и служб. Например, эскиз стратегии развития татарского народа был составлен в форме программного документа, пошагово — что и как будет делаться. И когда мы увидели, что определенные вопросы упираются в материальную составляющую, мы об этом доложили президенту РТ. В бюджете РТ 2019 года на реализацию программы «Идентичность татарского народа» было запланировано 32 миллиона рублей.

— На что планируете направить эту сумму?

— Когда мы обсуждали стратегию на встречах, очень много было земных просьб: книги, национальная одежда, музыкальные инструменты, организация тотального диктанта, татарского КВН и т. п. Образование, культура — весьма затратные сферы, а здесь речь идет о поддержке гуманитарных проектов общероссийского значения.

«ЕСЛИ ТЫ ТАТАРИН, ТО И НАДО ЗАПИСАТЬСЯ ТАТАРИНОМ»

— Когда татарам, проживающим в Татарстане, сделаете льготы как москвичам? Если не будет, во время переписи населения мы не запишемся татарами! Знайте это!!! (ildar)

— Странно слышать о неких привилегиях в соответствии с национальной принадлежностью. Для нас, татар, главное — духовный статус, достоинство, связь с татарской историей, с предками. Своих отцов и дедов мы не можем позорить. Сегодня в Татарстане в мире и дружбе проживают порядка 3,9 миллиона человек 173-х национальностей, чуть более двух миллионов из них — татары, две основных веры — ислам и православие. Это наша гордость! Мы не будем делать акцент на какой-то одной национальности. Это я говорю и как вице-премьер РТ. У нас есть замечательный — лучший в стране — Дом дружбы народов, где все народы на свое развитие получают финансирование соразмерно с количеством соответствующего населения.

— А нужны ли такие татары, которые готовы записаться таковыми только за льготы?

— Когда мы разрабатывали стратегию развития татарского народа, у нас был лозунг: «Кто ты, если не татарин?» И определенное количество татар сказали нам, что это неправильный лозунг: до этого вопроса многие знали, что они татары, а теперь будут задумываться — татары ли они… Мы хотели подчеркнуть особую роль, высокие требования к себе. Что татары в Татарстане, башкиры в Башкортостане, марийцы в Марий Эл должны быть неким образцом, примером.

— Для чего татарину обязательно записываться татарином во время переписи? Задача — быть вторым этносом в России?

— Речь не идет об искусственной статистике. Для нас важна объективность. Мы против любой фальсификации. Татары в последние десятилетия развивались весьма успешно. Если ты татарин, то и надо записаться татарином, тогда мы сохраним второе место.

— Прочитал в СМИ, что состоялось подписание договора между ВКТ и коллегией адвокатов Sergis о создании юридического центра для оказания юридической помощи татарам по всей России в связи с переписью населения. Вас об этом кто-то просил? (Нурия)

— Нет, это была инициатива ВКТ, проявленная с учетом сигналов из некоторых регионов. В национальной сфере нужна правовая поддержка. Это будет как ликбез, потому что многие татары, особенно молодые, задают вопросы, на которые мы отвечаем через свой сайт. Во-вторых, 1 октября будет перепись населения, и если возникнут какие-то вопросы или нарушения, эта адвокатская компания не только разъяснит, но и может взять под свою защиту тех, кто к нам обратится за помощью.

— Вы это инициировали из-за опасения, что в Башкортостане татар опять будут записывать башкирами?

— Наша задача — до 1 октября каждой татарской семье заложить уверенность, чтобы татары могли зафиксировать свою национальную принадлежность. Чтобы они могли добровольно записаться татарами. Если веками, десятилетиями люди были татарами, то куда же они могли деться? В прошлые годы в отдельных местах такое наблюдалось. Здесь не должно быть давления, искажения реальной картины. Мы просим соплеменников на своих семейных советах, особенно у кого смешанный брак, заранее решить, кем записать себя и своих детей во время переписи. Эта работа уже началась через сайт ВКТ.

В этом году во всех федеральных округах мы проводили встречи с татарами и показывали данные о количестве татар во время предыдущих переписей населения: 1989-го, 2002-го, 2010-го. Например, в Костроме сегодня более двух тысяч татар, и мы говорим им, что по итогам предстоящей переписи не должно быть меньше. Пусть актив ходит по семьям, убеждает.

— Во время переписи населения 2002 и 2010 годов кряшен в Татарстане заставляли записываться в татары, точно так же, как это делали с татарами в Башкортостане, когда их подвергли «башкиризации». Вы считаете справедливым, что кряшен будут во время предстоящей переписи в октябре 2020 года в Татарстане записывать татарами? Сами кряшены хотят записываться кряшенами, а не татарами. (Николай Иванов)

— Мы все в одной лодке, мы все — татары. Откуда появилось слово «кряшен»? Это крещенные татары. Их, сохраняющих прекрасные приметы в фольклоре, в одежде, обычаях, примерно 240 тысяч по России, из них чуть больше половины — в Татарстане.

— Самостоятельной графы «кряшен» не будет?

— Нет, мы же все идем по графе «татары». Есть астраханские, сибирские, казанские татары, и есть крещенные татары. Кряшены исповедуют православную веру, а язык единый. История — давняя и новейшая — тоже общая. Поэтому мы живем в мире и дружбе, в полном взаимопонимании и взаимной поддержке.

— Что касается переписи населения, то в Башкортостане были проблемы у татар. Есть информация, что уже ведется большая агитация, чтобы татар республики записать башкирами, а их язык, не отличающийся от литературного татарского, — диалектом башкирского. Вы отслеживаете эту ситуацию?

— Проблема была в 2002 году, а в 2010 году уже была положительная динамика — вышли уже за миллион татар, проживающих в Башкортостане. Сегодня мы говорим так: две республики — один народ. И наш президент Рустам Нургалиевич, и глава Башкортостана Радий Фаритович Хабиров декларируют, что с большим уважением относятся к Всемирному конгрессу татар и работают с ним. В этом году мы создали представительство ВКТ в Уфе, утвердили Альфреда Давлетшина его руководителем. Это подающий надежды руководитель, пользуется авторитетом, по профессии он юрист, ему 36 лет. Я собрал в Уфе всех руководителей и объяснил, что мы начинаем системно работать в республике. Руководителя представительства ВКТ я представил руководителю аппарата администрации Башкортостана Александру Сидякину. Мы организовали передачу эстафеты флага 100-летия ТАССР в Уфе, учитывая, что более миллиона татар проживают в этом регионе. Началась большая совместная работа, задача при этом — идти в направлении единения, а не в разрез.

— Вы уверены, что в Башкортостане не будет попыток записать татар башкирами?

— По неоднократным встречам с представителями руководства Башкортостана у меня создалось впечатление, что власть такую задачу не ставит. Если общественные организации сигнализируют нам о попытках давления или фальсификации, мы сразу ее предоставим коллегам в Уфе. Будут разбираться наши юристы. Надеюсь, по вопросу переписи населения будут приняты правильные решения. В определенных кругах и на определенных уровнях бывают попытки показать свою никому ненужную работу, которая, как правило, не согласовывается с руководством, в том числе, Башкортостана. Приходится уточнять, что-то исправлять.

Не скажу, что стало работать легче, потому что складывающееся годами общественное мнение невозможно изменить за две недели. Но, уверен, предпринятые нами шаги пойдут на пользу и татарам, проживающим в Башкортостане, и самим башкирам. Там очень много смешанных татаро-башкирских браков, и как быть в таких случаях? Как детей записать? Вот это самый главный вопрос! И его должна решать семья, а не административный ресурс.

— Придумают новую национальность — татаро-башкир или башкиро-татарин…

— Такое предложение было, когда семья смешанная. Если будет принято окончательное решение по этому вопросу, то можно будет и так писать. Сегодня этот вопрос не очень актуален, просто вопрос сочетания татар и башкир в одном сообществе или его обозначение в одном термине еще не созрел. Пока самое актуальное — события нынешнего периода, связанного с пандемией. Когда отменяются чемпионаты, олимпиады, трудно представить, как будет проводиться перепись населения. Время покажет, как сложится ситуация. Но даже если изменятся сроки переписи, проблема самосознания и самосохранения народа остается. Со временем она даже становится еще более актуальной и острой. Значит, нужно работать.

—  Один из идеологов конгресса Дамир Исхаков критикует власти Татарстана и ВКТ, считая, что вы в вопросе поддержки татар западного Башкортостана вы не дорабатываете. Ведь речь идет о сотнях тысяч носителей татарского языка и ярких представителях национальной культуры, которые ничем не отличаются от казанских татар, всего Татарстана.

— Я не говорю, что дело в шляпе, и все будет очень хорошо. У меня как у руководителя тоже бывают опасения, и я их высказываю во время деловых совещаний. Наша главная задача сегодня — работать, не совершая ошибок, не перегибая палку. Мы должны работать системно, с большим уважением друг к другу.

СИБИРЬ СТРОИЛИ ТРИ „Т“: ТРАКТОРЫ, „ТАТРЫ“ И ТАТАРЫ»

— У вас есть данные, где и сколько татар проживает?

— В России 5,3 миллиона татар — это данные переписи 2010 года. К сожалению, в период между переписью 2002 и 2010 годов количество татар уменьшилось на 240 тысяч человек. Причины разные — демография, миграция, возможная неточность статистики и недостаточная готовность определения своей этнической принадлежности. Демографические перепады есть и у русских, у некоторых других народов. На демографию татар разных регионов влияют разные факторы.

Мы считаем, что должны сохранить цифры 2010 года. Это значит, что мы должны дойти до каждого татарина, убедить его записаться татарином. Мы же не фальсифицировать данные предлагаем. Например, в Кузбассе проживает 42 тысячи татар. Первые ссыльные там появились в 1920-30-х годах, сейчас уже пятое поколение подрастает, и многие не знают родного языка. А ведь кто-то из них может лучше познать культуру, язык предков, сохранить свое понимание корней. Возможно, раньше на это не обращали внимания, и когда приходил переписчик, не знали, кем им записываться.

— Какие регионы входят в первую пятёрку по количеству проживания татар?

— В Приволжском федеральном округе проживает почти четыре миллиона татар: в Татарстане — чуть более двух миллионов, в Башкортостане — примерно миллион татар. Затем идут Ульяновск, Самара, Оренбург. А также Свердловская и Челябинская области, Пермь — традиционные татарские края. Тюменская область, ХМАО и Ямал — там почти 260 тысяч татар. Сибирь же строили три «Т»: тракторы, «Татры» и татары, они практически все там и остались. Увеличение количества татар дали только три региона — Татарстан, Тюменская и Московская области, в остальных субъектах идет уменьшение.

— Какая ситуация с сибирскими татарами, с ними взаимодействие есть?

— В прошлом году по сибирским татарам мы приняли решение — вернули известного деятеля сибирских татар Рината Насырова на должность представителя ВКТ. Он в свое время возглавлял исполком ВКТ в Тюменской области, а потом ушел в бизнес. Были определенные иллюзии с его стороны, он их осознал. Мы сказали, что во имя единения и процветания татарского народа надо уметь друг друга прощать и идти вперед, взявшись за руки. Поэтому Ринат к нам вернулся, на встрече в Нижневартовске я его объявил как представителя ВКТ по Тюменской области и попросил поддержать его в работе. Зал встретил эту весть с овацией! По сибирским татарам каких-то драматических проблем мы не видим, но с ними тоже надо работать, как и с астраханскими татарами. Везде должна вестись системная работа и с краеведами, и с историками.

— Вы в курсе, что астраханских татар хотят ногайцами записать?

— Я в курсе, но определенную информацию мы только у себя на сайте размещаем. Когда в прошлом году встал вопрос сноса в Уфе дома известного татарского просветителя Зыя Камали, я обратился письмом к Радию Фаритовичу Хабирову с просьбой сохранить этот дом. Команда прошла, и этот дом как исторический центр будет сохранен. Будем искать финансирование, чтобы его восстановить. То же самое по Астрахани: когда шло обсуждение по установке памятника Ивану Грозному, мы высказали свою точку зрения, и губернатор Игорь Юрьевич Бабушкин лично подключился и сказал, что вопрос будет решен на основании общественного мнения. В Астраханской области проживает, по данным переписи, 60 тысяч татар, а реально более 80 тысяч, и они там активно работают. А что касается ногайских татар, то я не придаю значения чьим-то планам так легко отколоть астраханских татар от татарского мира. Мало ли кто что скажет? На заборе тоже много чего пишут…

— Москва и Питер на каком месте по количеству татар?

— В Питере проживают чуть больше 40 тысяч татар, в Москве — 140 тысяч, хотя неофициально городское руководство раньше признавалось, что татар почти миллион.

— Я вижу большую схожесть нравов, обычаев, языка, характера татар и кумыков, которые проживают в Дагестане. Очень много между ними похожего. Может, стоит организовать, конечно, когда уйдет этот коронавирус, совместную татаро-кумыкскую общину, встречу? (Марат)

— В прошлом году в Дагестане мы провели первый южный сабантуй. Дагестан — это 14 основных народов, нет такой национальности — дагестанец. Мы дружим со всеми, кумыки на наши мероприятия приезжают и принимают участие. У нас есть примеры, когда образовываются татаро-башкирские, татаро-казахские автономии. И если в данном случае будет такая инициатива, то мы поддержим с удовольствием.

— В каких странах больше всего татар?

— Самая большая диаспора — в Узбекистане, примерно 340 тысяч. Узбеки — это единственный народ, который после развала СССР с 21 миллиона увеличили численность населения почти до 34 миллионов, и они перед собой ставят задачу достичь 40 миллионов. И татары в Узбекистане берут с узбеков пример по рождаемости. В Казахстане — 270 тысяч татар. Но это официальная информация, как и по России, то есть учтены те, кто сами признали себя татарами. Много тех, у кого бабушки-дедушки — татары, но внуки уже записались узбеками, казахами, русскими. В Кыргызстане, Таджикистане, Туркменистане — по 15 — 55 тысяч татар.

— Если брать дальнее зарубежье, в какой стране больше всего татар живет? Наверное, в Турции?

— Все мы думаем, что в Турции. Но там такой учет, как у нас, не ведется. Не всегда четко определяется граница между турками и другими тюркскими народами. Там нелегко различать крымских татар от других. Короче, татар в современном понимании там не так много — чуть более двух тысяч.

В целом в Европе и в дальнем зарубежье проживают около 100 тысяч татар. А отдельно по странам представительство татар определяется не количеством, а самим фактом существования татарской общины. Считается, что в Финляндии много татар, но там их около тысячи. Зато у них очень сильная татарская община, заслужившая уважение и имеющая влияние. Недаром с представителями татарского общества встречается президент Финляндии. Кстати, татары Финляндии поставили жесткие условия: чтобы войти в общину, ты должен общаться на татарском языке. Сначала учи язык! Только благодаря этому они смогли сохранить язык на очень высоком уровне.

— А в США сколько татар?

— Примерно 3,5 тысячи. Сейчас увеличивается количество эмигрантов нового поколения. Главное — богатая столетняя история татар Нью-Йорка и Сан-Франциско. Активная община живет в Южной Австралии. В далеких странах важно не количество, а сам факт существования и деятельности татарских обществ. Они — своеобразные послы татар и нашей республики.  В некоторых странах диаспоры не зарегистрированы, хотя есть активисты. А мы и не требуем официального оформления. В Европе же создан «Альянс татар Европы», и чтобы туда войти, обязательно требуется официальная регистрация организации в европейской стране.

— С китайской диаспорой татар какая-то работа ведется? Генконсул КНР в Казани сказал, что татар в Китае сотни тысяч.

— Пару лет назад руководитель китайской диаспоры татар выступал в Набережных Челнах перед Рустамом Нургалиевичем. Есть и бизнес-проект — Торговый дом «Татарстан», и выставки проводим. Но чего-то чрезвычайно важного с точки зрения динамики татарских деятелей Китая не выделяем, поскольку ВКТ — не торговая структура. Но к каждому татарину относимся с уважением и стараемся помогать в насущных вопросах.

— Какова статистика возвращения татар, потомков бывших жителей РТ, оказавшихся в дальних краях по путевкам, сосланных в суровые места и по другим причинам? Что делается в Татарстане для поддержки татар, желающих переехать в Татарстан из регионов РФ и других стран для учебы, реализации своих планов и талантов? Что сделал конгресс татар для помощи соплеменникам, возвращающимся на родину? Какова стратегия ВКТ и Татарстана по этому вопросу? (Алим Байтурин)

— Возвращение в Татарстан идет, но ВКТ такой учет не ведет. Пожилых татар с возрастом начинает тянуть в родные края, но далеко не у всех есть куда возвращаться — не осталось ни родного поместья, ни родственников. А что касается переселения соотечественников, то есть государственная программа, которая принята в виде закона. Мы 300 соотечественников будем возвращать на родину, но это касается только тех, кто находится за пределами России. И это не касается пенсионеров, поскольку минтруд и минэкономики РТ составили списки востребованных в республике профессий, и государство за свой счет переселяет людей по их заявке.

— Жилье тоже предоставляет государство?

— Жилье нет, только оплачивает переезд, обеспечивает первичное трудоустройство и выдает материальную помощь на первое время.

«СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ ТАТАРСКОГО НАРОДА БУДЕТ ПРИНЯТА, ЭТО ОДНОЗНАЧНО!»

— Что со Стратегией развития татарского народа? Решили, что она не нужна? (Моршида)

— Стратегия будет принята, это однозначно! Есть поручение по этому поводу. Эскиз стратегии бурно обсуждали, поступило много предложений и замечаний. Стратегия еще не принята, но уже сегодня работает в виде подпрограмм, финансируемых Республикой Татарстан. Когда у меня просят назвать конкретную дату принятия стратегии, я отвечаю: у меня была попытка озвучить дату, но, к великому сожалению, мы не смогли этого сделать, поэтому новую дату я называть не буду. Было бы очень здорово, если бы в этом году, в год 100-летия образования ТАССР, мы приняли стратегию в том варианте, в котором она будет представлена еще раз. Над этим мы работаем.

— А почему не состоялось ее принятие в те сроки, которые планировались?

— У каждого члена рабочей группы, которая работала над стратегией, была своя точка зрения. Кто-то предлагал написать стратегию буквально в 10-ти листах, кто-то предлагал и 500 листов. Кто-то говорил, что это должен быть идеологический документ, кто-то считал, что каждый шаг должен быть расписан, а результаты измеряемы по годам. Каждый из них по-своему прав, но единого документа пока не получилось.

— Шаймиев и Минниханов читали последнюю версию стратегии?

— По крайней мере, стратегия была представлена и Минтимеру Шариповичу, и Рустаму Нургалиевичу.

— Вы обменивались мнениями с ними?

— В докладной записке президенту РТ я высказал свои сомнения — о том, что несмотря на объявление даты принятия, форсировать принятие стратегии нельзя. Но мы в ходе работы увидели реальные пути решения разногласий. К тому же, реализация мероприятий всё равно уже идет. Мы попросили президента поддержать нас в плане обеспечения финансирования, и это уже начато. Сегодня мы работаем над предложениями и возможностью создания компактного варианта стратегии как идеологического документа. Потому что с финансами вроде уже разобрались. Нельзя сказать, что 100 миллионов рублей хватит, потому что только на строительство одной школы требуется 500 — 700 миллионов, но для этого есть другие источники финансирования.

Возвращаясь к вопросу школ: в Самаре почти 150 тысяч татар, и там есть татарская школа, но мест не хватает, потому что школа очень востребована. Я встречался с губернатором и попросил школу, и нам дали большое здание, но мы отказались, потому что оно было на окраине города. Поэтому мы попросили отдать нам ангар МЧС, который находится рядом с татарской школой. Нам его отдали, наша задача — его отремонтировать и увеличить количество учеников. Такие шаги всегда связаны с финансированием, в чем нам помогают бюджеты — и региональные, и федеральный. Поэтому нельзя сказать, что мы занимаемся только стратегией, нет — работа идет параллельно. Стратегия даже в виде эскиза, который не принят, уже работает!

ПРО «ШТАБ ТАТАР»: «МЫ ДРУГ ДРУГА ПОНЯЛИ, НИКАКОЙ ОБИДЫ НЕТ»

— По поводу исключения из ВКТ «Штаба татар» поступило много вопросов, вот некоторые из них: «Студенты КГУ Нефти и Газа проводят со Штабом Татар молодежные мероприятия, интересные лекции на разные темы. Верните Штаб Татар в ВКТ! Он этого заслуживает» (Булат); «В 2019 года стало известно, что все обвинения против Штаба татар — якобы они хотели захватить дом Асадуллаева, якобы они ввели дисбаланс в московскую общину — были ложными обвинениями и выдумкой, пиаром деструктивных сил и маргиналов. Почему после этого Штаб татар не возвращают в Конгресс татар?» (Айрат из Подмосковья); «Будет ли в ближайшее время рассмотрен вопрос о включении Штаба татар в ВКТ? И что нужно для этого сделать? Ведь Штаб татар не маленькая организация, он вносит большой вклад в развитие татарской культуры, а также сплачивает молодежь. Активно проводит мероприятия. Ведь это тоже очень важно для своего народа!» (Римма).

— Решение об исключении «Штаба татар» принято Милли Шурой, это было сделано по представлению исполкома ВКТ.  В то же время, у меня была личная встреча с Рустэмом Ямалеевым, мы друг друга поняли, никакой обиды нет. Сегодня мы работаем по линии всех наших национальных вопросов, на сайте ВКТ размещаем всю информацию Штаба татар. И на все мероприятия ВКТ, которые проводились до эпидемии коронавируса, они были приглашены, в том числе на слет сельских предпринимателей, который планировалось провести 19 — 20 марта. То есть отторжения нет, мы вместе работаем, хотя юридически они исключены.

По уставу, каждая общественная организация имеет право подать заявку на вступление в ВКТ, а решение принимает съезд. Если у них есть желание, они могут повторно обратиться в ВКТ, как и другие организации. Исполком рассмотрит заявление, и если он будет ходатайствовать, а Милли Шура поддержит, то проблем не будет.

— Какая перспектива их возращения в ВКТ, как считаете?

— У нас раньше исключений не было, это было сделано впервые, и хотелось бы, чтобы это было во благо и для них, и для нас. Время покажет… Они продолжают активно работать, замечаний, которые им были первоначально предъявлены, практически нет.

— В чем выражается помощь дому Асадуллаева в Москве? (Мухамадеев Р.)

— Дом мы отстояли благодаря и Конгрессу татар, и правительству, и лично президенту РТ. Было несколько претензий, исходя из договорных отношений. В частности, сдача в аренду ряда помещений. Это было сделано официально, по договору, все деньги поступали на расчетный счет и направлялись на текущую деятельность. Сегодня это запрещено, поэтому мы приняли решение текущие затраты взять на себя.

— Бизнесменов привлечете к финансированию?

— Посмотрим, в каком формате это будет.

«ЗА ПРАВО ПРОВЕДЕНИЯ САБАНТУЯ СОРЕВНОВАЛИСЬ ШВЕЙЦАРИЯ И БОЛГАРИЯ»

— Когда и где в этом году планируется проведения всероссийского сабантуя?

— В Москве 4 июля, и он будет посвящен 100-летию образования ТАССР. Ответственным по Москве будет Фарит Фарисович Фарисов. Этот сабантуй будут проводить Нижнекамск и Набережные Челны. Кроме того, 27 июня состоится федеральный сельский сабантуй в Муслюмово, его будет проводить Кукморский район, который закреплен за федеральным сельским сабантуем и Муслюмовским районом. А 13 июня будет Всеевропейский сабантуй в Софии, за которым закреплен Альметьевский район. Также планируется провести 30 мая южный сабантуй в Ростове-на-Дону, за ним закреплен Зеленодольский район.

— Почему сабантуй проводится в Болгарии? Сколько там татар?

— В Болгарии порядка трех — четыре тысяч татар, там очень хорошая диаспора, активный руководитель, они сами в Софии шикарный сабантуй проводят. За право проведения сабантуя соревновались Швейцария и Болгария, и победила Болгария.

— В 2020 году проведение съезда ВКТ планируется?

— Мы хотели 19 — 21 марта провести форум сельских предпринимателей — это 900 участников, и там же состоялось бы заседание Милли Шуры. Но в связи с коронавирусом это мероприятие отменили.

— Заседание Милли Шура какой теме планировали посвятить?

— Внутренним вопросам — о структуре, о составе ВКТ, о создании экспертного органа при Милли Шуре.

— У вас есть и традиционные форумы имамов. В этом году состоится?

— Состоится 4 — 6 июня. Тогда и проведем заседание Милли Шура. Добавлю: Алла бирса, если будет на то воля Аллаха, и если позволят глобальные события, идущие в стране и мире.

— ВКТ и Милли Шура не смогли помочь татарскому студенту из Китая. Какая работа проделана вами лично? (Дауд)

— Речь идет о двух студентах из Китая. Решение об их возвращении в Китай приняла миграционная служба, и все наши ходатайства были отклонены судом, поскольку всё было сделано в рамках закона. У них закончился срок визы, и по закону РФ они должны вернуться в Китай, получить там визу и обратно въехать. Но сегодня вернуться в Китай нельзя из-за коронавируса. Они остались в Казани, хотя исключены из института, ведут скрытый образ жизни, мы их ищем. Коронавирус — это форс-мажор, поэтому от имени ВКТ мы попросили их легализовать на период форс-мажора, выдать им временное разрешение. Понимание есть, и если мы успеем вовремя и правильно оформить документы, то, скорее всего, они получат временное разрешение на период коронавируса.

— Как вы относитесь к книге Гузель Яхиной «Зулейха открывает глаза»? Почему многие представители татарской интеллигенции отрицательно отнеслись к этому произведению? И вот снят сериал… (Людмила Хусаинова)

— Я с интересом прочитал эту книгу. Можно ругать, можно хвалить — это личное дело каждого человека. Но надо отдать должное — эта книга стала бестселлером, ее очень многие искали, передавали, дарили. Такой движухи вокруг книги о татарах я уже давно не ощущал! А потом еще и кино сняли. Это очень хорошо.

— А вам лично книга понравилась?

— Оставлю свое мнение при себе. Я родился в деревне, поэтому знаю, как всё было. Например, в нашем окружении не было такого, чтобы молоденькую девушку отдавали в жены пожилому мужчине. Могут быть и другие нестыковки с реальной жизнью и обычаями татар. Может, у кого-то и были такие случаи, что описываются в книге. У специалистов по татарской этнологии и истории какие-то вопросы к автору могут быть, но в целом книга интересная.

— Василь Гаязович, спасибо за обстоятельный разговор!

business-gazeta.ru

Источник: сайт Всемирного Конгресса Татар.